Антонелло да Мессина (1431 – 1479) Алтарь Сан-Кассиано

  • -
Антонелло да Мессина (1431 - 1479) Алтарь Сан-Кассиано

Антонелло да Мессина (1431 – 1479) Алтарь Сан-Кассиано

Технические и эстетические революции 20 века так и не затмили достижения Ренессанса. Возведение купола собора Санта Мария дель Фьоре итальянским архитектором Филиппо Брунеллески невозможно сопоставить даже с запуском ракеты на Луну…

Нейросети – всего лишь слабое подобие мощи визуального воздействия произведений, выполненных в новой, только что изобретённой бургундскими мастерами, технике масляной живописи. Запуск спутников Илона Маска для глобального интернет-покрытия не сопоставим по масштабу технического прорыва с открытием линейной перспективы.

Взгляды Мадонны и младенца слегка расфокусированы, как бывает у людей, полностью погруженных в себя. Нас с вами не замечают. Разве что святой Николай недоумённо повернулся в нашу сторону – что здесь делают эти люди? Но его взгляд тоже скользит мимо нас. В лице женщины нет ни ангельской прелести мадонн Перуджино, ни идеальной красоты мадонн Рафаэля. У неё обычное, несколько грубоватое лицо. Антонелло да Мессина известен прежде всего как выдающийся портретист, около трети его работ составляют портреты, и можно не сомневаться, что все персонажи писаны с натуры. Мадонна вполне может быть, например, женой булочника или красильщика тканей – посмотрите, как похожи мать и дитя.
Переняв технику масляной живописи возможно у самого Ван Эйка, Антонелло да Мессина сочетал живописные новации итальянцев с нидерландской традицией оптически точного изображения деталей. Он виртуозно передаёт фактуру материала, глянец и глубину. Посмотрите, как бликует золото шаров Святого Николая, как прозрачна вода в стакане Анастасии Сирмийской, как сверкает парча, как переливаются складки синего бархата плаща Мадонны. Этот алтарь очаровывает своим нежным и лирическим настроением, мягкой задумчивостью, особым состоянием тишины и созерцательности.

Антонелло да Мессина написал монументальный алтарь для церкви Сан-Кассиано по заказу венецианского патриция Пьетро Бона. Сохранилась только его центральная часть, на которой изображена Мадонна с младенцем. Алтарь был реконструирован на основе более поздних алтарей Джованни Беллини. Беллини дружил с Мессиной и учился у него приёмам масляной живописи. И мы знаем, что написанная на полотне архитектура была продолжением архитектурных форм собственно церкви Сан-Кассиано. Алтарь относится к типу sacra conversazione – святое собеседование. Мадонна возвышается на троне над святыми, находящимися по обе стороны.
Сюжет изображения итальянские художники взяли из византийской иконографии – вспомните Богоматерь Одигитрию – но Мессина наполнил его иным, специфически местным содержанием.

Эта работа отражает переломный момент не только в живописи, но и в философии.

Используя обратную перспективу, икона помещала человека в свой небесный, раз и навсегда неизменный, мир и создавала эффект «здесь-бытия». А на нашем алтаре применена линейная перспектива, создающая с одной стороны единое пространство и для изображённых фигур, и для зрителей, а с другой – отчуждающая пространство живописи от пространства зрителя. Мир на картине уходит в другое измерение – измерение художественное.

Я немного завидую современникам Антонелло да Мессина – они испытывали не просто восторг от созерцания картины, но катарсис. Давайте хотя бы попробуем испытать нечто подобное. И помогут нам в этом антропологи и метод анализа изображений Майкла Баксандалла – period eye, или «взгляд эпохи».

Вот что пишет об этом историк культуры Наталия Мазур:

«Итальянец 15 века острее, чем мы, ощущал разницу между оттенками синего цвета. Тогда синий получали благодаря использованию двух разных красителей – ультрамарина и немецкой лазури. Ультрамарин был самой дорогой краской после золота и серебра. Его изготавливали из толченой ляпис-лазури, которую с большими рисками доставляли из Леванта. Порошок несколько раз вымачивали, и первый настой – насыщенный синий с лиловатым оттенком – был самым лучшим и самым дорогим – в частности, он шел на одежды Богородицы.
Глаз человека кватроченто, прошедшего начальную школу (а, скажем, во Флорентийской республике начальное образование получали все мальчики в возрасте от шести до одиннадцати лет), был натренирован многолетними упражнениями, которые развивали в нем навык делить в уме сложные тела на простые – вроде конуса, цилиндра или параллелепипеда, – чтобы проще было высчитать их объем. Современник художника на глаз автоматически определял количество ткани, которое требовалось для пошива плаща, то есть усеченного конуса. Это не означает, что художник приглашал своих зрителей подсчитать в уме количество ткани, пошедшее на плат Богородицы. Он опирался на сформировавшуюся в уме его современника привычку воспринимать изображенные на плоскости формы как объемные тела. Форма конуса и положение тела Девы Марии по отношению к плоскости картины создают эффект вращающегося в пространстве объема, который итальянец 15 века, скорее всего, тоже чувствовал сильнее, чем мы».

Для современников Мессины Богородица была буквально как живая! Они ощущали себя сопричастными происходящему на картине.
«Ты, Царица небесная – там, а мы – здесь. Стоим прямо перед твоим чертогом и обещаем – мы постараемся! Вместе у нас всё получится!»
Время кватроченто – это время, когда человек осознаёт себя подобным богу. Он творец на земле, художник-творец, ремесленник-творец, он создан Всевышним для совершенствования мира.

Антонелло да Мессина (1431 – 1479)
Алтарь Сан-Кассиано. Мадонна со святыми Николаем, Анастасией (?), Урсулой, Домиником и Еленой
исполнено ок. 1475-1476
Музей истории искусств, Вена

Экскурсия в Музее истории искусств

Смотреть все экскурсии в музеях Вены



Об авторе

Любовь Джуринская

Родилась и училась в Москве, по образованию художник-модельер, живу и работаю в Вене. С 2013 года профессионально занимаюсь туризмом. Люблю музеи, пешие прогулки, Венскую оперу и австрийское вино. Замужем, имею двоих взрослых детей.